Лукьянчик
Анатолий Евгеньевич

Автор:

Борис Самкович
Сила и мужество

Анатолий Евгеньевич Лукьянчик — «Мастер спорта», чемпион Белоруссии и СССР, член национальной команды, участник Чемпионатов мира и Европы. Человек, который всю жизнь отдал на благо отечественного спорта. Монолог известного спортсмена сегодня представлен вашему вниманию. 

 

В 1954 году, когда мне было всего 16 лет, в подарок от отца я получил новый мотоцикл «Минск». И вместе с братом, у которого на тот момент был трофейный, четырехсот кубовый, очень хороший мотоцикл BMW, мы, если так можно сказать, проверяли их на прочность. Прав на управление мотоциклом у меня на тот момент то еще не было и приходилось ездить по не самым ровным дорогам, на шоссе то ведь не выедешь — кругом ГАИ, катались лишь только по дворам. Но это меня не в коем случае не растраиволо, ведь для пацана того времени мечта иметь велосипед, казалась не сбыточной, а у меня был мотоцикл.

 

Гонщиком я стать не хотел, но так случилось, что в 1958 году отец устроил меня работать на Минский Мото-Вело Завод в экспериментальный цех, на базе которого образовалась мото секция. С мотоциклом я был знаком давно, неплохо ездил, разбирался в конструкции и решил попробовать себя на трассе. Стал тренироваться в этой секции. Не все конечно пошло так гладко, как хотелось, но я был упорным и постепенно начал показывать результаты. За результатами пошло и повышение — я стал испытателем новых моделей мотоциклов. И к 1962 году я в это дело влез «по уши», заработал звание «Мастер спорта». Благо завод в то время был богатым и на спорт денег не жалел, создавал все условия для работы, проводил сборы, тренировки. Техники много было, мог выбрать любую дисциплину — кросс, моторалли, спидвей, кольцо, трек, ипподром. Все эти виды были интересны для меня, и я выступал в них во всех.  Как-то я подсчитал и вышло, что 260 дней в году гонялся: декабрь-январь лед, потом кросс, летом шоссе и многодневка, осенью ипподром.

 

В 1963 году проходил Чемпионат БССР по ипподромным гонкам, по результатам которого определялся состав сборной команды Республики, которая должна была ехать на Чемпионат СССР в Кировоград. Но так случилось, что перед самой гонкой я получил тяжелую травму руки, и тренера сказали, что даже если ты станешь чемпионом Белоруссии, мы все равно тебя на Союз не повезем. Это меня очень обозлило и, собрав все силы, я эту гонку выиграл. Тренера, увидев мою настойчивость, мое рвение, все же взяли в качестве запасного. И непосредственно уже в Кировограде мне повезло — у основного гонщика нашей команды вышел из строя мотоцикл,  автоматически я стал основным. Тренером тогда с нами ездил очень опытный мотоциклист Лев Семенович Воронович, и перед самым стартом он мне сказал: «Если хочешь выиграть, то не закрывай ручку газа на первом вираже после старта». А оно то, как обычно: старт, прикрыл газ немножко и пошел круги мотать. Я свой страх переборол, газ, из заезда в заезд, не отпускал и стал чемпионом СССР. Тогда это стало настоящей сенсацией, ведь ведущие гонщики из России, Украины, Прибалтики белорусов вообще за конкурентов не считали, все места уже давно были распределены, а тут вдруг от куда не возьмись, появился Толя Лукьянчик.

 

На следующий год вновь поехал на Союз, но теперь ко мне относились уже совсем по другому и звание чемпиона удержать не удалось — на последнем вираже перед финишем я, как говорят гонщики, «открыл калитку» и меня объехали, в итоге серебряная медаль.  С каждым годом было все труднее, так как знали, кто я, знали мои слабые места, те, на которых меня можно поймать. Через год у меня бронзовая медаль.

 

Но и про остальные дисциплины не забывал, во всех был чемпионом Республики, на Чемпионате Союза всегда стабильно в пятерке ехал,  в 1968 году, как уже очень опытного и сильного спортсмена, меня приглашают в сборную  СССР по моторалли. И уже в составе этой команды я участвую в Чемпионатах мира и Европы. Ехал я в классе 125, а в 350 ехал Воронович, но, как и мы, как и вся сборная в целом, звезд с неба на этих гонках не хватали, в десятке ехали, иногда чуть лучше. Выступали  на наших советских мотоциклах «ИЖ» и «Ковровец», которые, конечно же, на порядок уступают немецким «MZ» и «Цюндап», чешским «JAWA», английским «BSU» и многим другим мотоциклам, на которых выступали ведущие европейские гонщики. Да и трассы были очень тяжелые, например в Германии, в городе Чапау, дистанция составляла 303 километра, из которых 3 по асфальту, а 300 по лесу, по ручьям, по спускам с которых нельзя спуститься, по подъемам на которые нельзя подняться. Трудные гонки, и ответственность большая — едешь за сборную Советского Союза.

 

В начале 70-х я практически полностью переключаюсь на шоссейно-кольцевые гонки. Минский завод делал  мотоциклы на которых можно было тренироваться, трасса в Боровой рядом, в общем все условия. Одновременно с победами были и досадные поражения: в 1973 году я должен был стать чемпионом Союза, но, увы, лишь четвертое место. Чемпионат состоял из четырех этапов — два в Латвии и два в Эстонии. На первых двух этапах я победил, на третьем у меня второе место и, чтобы стать чемпионом, на четвертом этапе мне нужно было приехать седьмым. Задача выполнимая, но чтобы мне ехать седьмым это надо тащится по трассе, а я ехал первым, в нормальном гоночном режиме, и как на зло, у меня ломается пружинка прерывателя, и я схожу с дистанции за 3 круга до финиша. Обидно, очень обидно. Самая обидная гонка за всю карьеру. Я тогда из Талина домой три дня ехал, так переживал.

 

Году в 75 я ушел с завода, и меня пригласили заниматься мотоспортом в Республиканский спортивно-технический клуб. И уже начиная с этого времени, я переключился исключительно на кольцо в класс 350. Тем временем в Республике с большими темпами развивалась формула, и тренер РСТК  Хотулев предложил и мне попробовать себя за рулем такого автомобиля. Дали формулу, я проехал, показал хорошее время, и мне понравилось, стал выступать. Но мотоцикл не бросил — гонялся и на нем, случалось, что гонки в один день проходили, так я заезд на мотоцикле, заезд на машине. На формуле шло не все гладко, но я старался: денег много вкладывал, на жигулевский мотор четыре карбюратора ставил.

 

Гонялся я вплоть до 1979 года, на формуле чемпионом Республики был, на Союзе в десятке ехал. Чтобы ехать в лидерах машина требовала серьезных доработок, а, следовательно, и финансовых вложений: резина хорошая 2000 рублей стояла, карбюраторы по 500 рублей и по этой причине спорт я решил оставить.

 

Сейчас, если есть время, обязательно хожу смотреть соревнования по мотокроссу, по картингу, на автомобильные в этом году пошел, так как у меня там внук гоняется — Женя Новоселов. За него и болею.